ledy_lisichka: (Default)
[personal profile] ledy_lisichka


От имени Африканского союза я хотел бы приветствовать членов Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций и я надеюсь, что это заседание будет одним из самых важных в истории мира.
От имени Генеральной Ассамблеи на ее шестьдесят четвертой сессии под руководством Ливии, Африканского союза, тысячи традиционных африканских королевств и от себя лично я хотел бы воспользоваться этой возможностью как Председатель Африканского союза и приветствовать нашего сына Обаму, поскольку он впервые присутствует в Генеральной Ассамблее, и мы приветствуем его, поскольку его страна является принимающей стороной этого форума.
Эта сессия проходит на фоне столь многочисленных вызовов осаждающих нас, и весь мир должен сплотиться и объединить свои усилия с целью преодоления этих вызовов, которые являются нашим главным общим врагом: изменение климата и такие международные кризисы, как спад капиталистической экономики, продовольственный кризис и нехватка питьевой воды, опустынивание, терроризм, иммиграция, пиратство, порожденные человеком и имеющие естественное происхождение эпидемии и ядерное распространение. Возможно, грипп H1N1 вызван созданным в лаборатории вирусом, который вышел из под контроля и первоначально планировался как оружие ведения войны. Такие вызовы также включают в себя лицемерие, нищету, страх, меркантильность и безнравственность.

Как известно, Организация Объединенных Наций была основана тремя или четырьмя странами, которые сражались с Германией в то время. Организация Объединенных Наций была создана государствами, которые объединились в борьбе против Германии во Второй мировой войне. Эти страны создали орган, названный Советом Безопасности, сделали свои собственные страны постоянными членам и предоставили им право вето. В то время нас не было. Организация Объединенных Наций была создана согласно концепциям этих трех стран, и предполагалось, что мы займем место в ней — в организации, которая первоначально была нацелена против Германии. Такова подлинная суть Организации Объединенных Наций в то время, когда она была основана 60 лет назад.

Это произошло в отсутствие примерно 165 государств, что равносильно соотношению один к восьми, а именно: одно присутствовало, а восемь других отсутствовали. Они разработали Устав, копией которого я располагаю. Если почитать Устав Организации Объединенных Наций, окажется, что Преамбула Устава отличается от его статей. Как это произошло? Все те, кто приехал на Конференцию в Сан-Франциско в 1945 году, приняли участие в подготовке преамбулы, но они представили статьи и внутренние правила процедуры так называемого Совета Безопасности экспертам, специалистам и заинтересованным странами — теми самыми странами, которые создали Совет Безопасности и объединились в борьбе с Германией.

Преамбула весьма привлекательна, и никто против нее не возражает, но все положения, которые следуют за ней, полностью ей противоречат. Мы отвергаем такие положения, и мы никогда не будем их поддерживать; они закончились вместе со Второй мировой войной. В преамбуле сказано, что все государства, малые и большие, равны. Равны ли мы, когда речь заходит о местах постоянных членов? Нет, мы не равны. В преамбуле записано, что все государства равны, независимо от того, малые они или большие. Имеем ли мы право вето? Равны ли мы? В преамбуле сказано, что у нас равные права, независимо от того, большие мы государства или малые. Это провозглашено, и мы согласились с этим в преамбуле. Поэтому право вето противоречит Уставу. Места постоянных членов противоречат Уставу. Мы не принимаем и не признаем право вето.

В преамбуле Устава сказано, что вооруженная сила будет применяться лишь в общих интересах. Это преамбула, с которой мы согласились и которую подписали, и мы вступили в Организацию Объединенных Наций, потому что хотели, чтобы это было отражено в Уставе. В нем сказано, что вооруженная сила должна применяться лишь в общих интересах всех государств, но что про-изошло с тех пор? 65 войн вспыхнули после создания Организации Объединенных Наций и Совета Безопасности — 65 после их создания, и число их жертв превышает число жертв Второй мировой войны, счет здесь идет на миллионы. Отвечают ли эти войны, агрессии и сила, которая применялась в этих 65 войнах, общим интересам всех нас? Нет. Они были в интересах одной, трех или четырех стран, но не всех государств.

Давайте обсудим, были ли эти войны в интересах одной страны или всех государств. Речь идет о вопиющем противоречии Уставу Организации Объединенных Наций, который мы подписали, и если мы не будем действовать согласно Уставу Организации Объединенных Наций, который мы приняли, мы отвергнем его, и мы не будем бояться обсуждать это по дипломатическим каналам со всеми. Сейчас мы говорим о будущем Организация Объединенных Наций. И здесь не должно быть лицемерия или дипломатии, ибо речь идет о значительном и жизненно важном вопросе будущего мира. Именно лицемерие породило 65 войн с момента создания Организации Объединенных Наций.

В преамбуле также говорится, что если применяется вооруженная сила, это должна быть сила Организации Объединенных Наций, т.е. военное вмешательство Организации Объединенных Наций при коллективном вмешательстве Организации Объединенных Наций, а не применение вооруженной силы одной, двумя или тремя странами. Все члены Организации Объединенных Наций будут решать, начинать ли войну во имя поддержания международного мира и безопасности. С момента создания Организации Объединенных Наций в 1945 году установлено, что, если имеет место акт агрессии одной страны против другой, все члены Организации Объединенных Наций должны сдерживать и пресекать такие действия.

Если бы страна, например, Ливия, совершила бы агрессию против Франции, то на это отреагировала бы вся Организация, поскольку Франция является суверенным государством — членом Организации Объединенных Наций, и мы все несем коллективную ответственность за защиту суверенитета всех государств. Однако разразилось 65 агрессивных войн, для предотвращения которых Организация Объединенных Наций не предприняла никаких действий. Восемь других широкомасштабных, жестоких войн, жертвы которых насчитывают около двух миллионов человек, были развязаны государствами-членами, обладающими правом вето. Эти страны, которые хотели бы заставить нас поверить в то, что они стремятся поддерживать суверенитет и независимость народов, фактически применяют против народов агрессивную силу. Хотя мы хотели бы верить, что эти страны стремятся прилагать усилия в интересах мира и безопасности во всем мире и защищать народы, вместо этого они прибегали к агрессивным войнам и враждебному поведению. Обладая правом вето, они предоставили себе постоянное членство в Совете Безопасности, они инициировали войны, которые унесли с собой миллионы жертв.

Принцип невмешательства во внутренние дела государств воплощен в Уставе Организации Объединенных Наций. Поэтому ни одна страна не имеет права вмешиваться в дела любого правительства, демократического или диктаторского, социалистического или капиталистического, реакционного или прогрессивного. Это ответственность каждого общества; это внутреннее дело народа соответствующей страны. Сенаторы Рима когда то назначили своего главу, Юлия Цезаря, диктатором, потому что это было полезным для Рима в то время. Никто не может утверждать, что в то время Рим предоставил Цезарю право вето. Вето не упомянуто в Уставе.

Мы вступили в Организацию Объединенных Наций, потому что считали, что мы равноправны, но лишь обнаружили, что одна страна может возражать против всех решений, которые мы принимаем. Кто дал постоянным членам их статус в Совете Безопасности? Четыре из них предоставили этот статус самим себе. Единственная страна, которой мы в этой Ассамблее предоставили статус постоянного члена Совета Безопасности, — это Китай. Это было сделано демократическим путем, но другие места были навязаны нам недемократическим образом, на основе диктаторской процедуры, против нашей воли, и мы не должны с этим мириться.

Реформа Совета Безопасности, которая нам нужна, заключается не в увеличении числа членов, что лишь ухудшит положение. Согласно общеизвестному высказыванию, если добавить больше воды, получишь больше грязи. Это лишь усугубит оскорбление. Положение лишь ухудшится, если просто добавить больше крупных стран к тем, которые уже являются членами Совета. Это лишь увековечит увеличение числа сверхдержав. Поэтому мы отвергаем добавление любых постоянных мест. Решение заключается не в том, чтобы иметь больше постоянных мест, что было бы очень опасно. Добавление большего числа сверхдержав сокрушит малые, уязвимые страны и страны третьего мира, которые объединены в то, что было названо Группой 100–100 малых стран, объединенных в форум, который один из его членов назвал Форумом малых государств.

Эти страны будут подавлены сверхдержавами, если дополнительным крупным странам будет предоставлено членство в Совете Безопасности. Эта дверь должна быть закрыта; мы это решительно и категорически отвергаем. Добавление большего количества мест в Совете Безопасности приведет к усугублению нищеты, несправедливости, напряженности на мировом уровне, а также и к без того острой конкуренции между некоторыми странами, такими как Италия, Германия, Индонезия, Индия, Пакистан, Филиппины, Япония, Бразилия, Нигерия, Аргентина, Алжир, Ливия, Египет, Демократическая Республика Конго, Южная Африка, Танзания, Турция, Иран, Греция и Украина. Все эти страны будут стремиться получить место в Совете Безопасности, сделав его членский состав почти таким же многочисленным, как состав Генеральной Ассамблеи, что приведет к ненужному соперничеству.

Каким может быть решение? Решение должно заключаться в том, чтобы Генеральная Ассамблея приняла под руководством г-на ат-Трейки носящую обязательный характер резолюцию, основанную на воле большинства членов Ассамблеи и не принимающую во внимание соображения ни одного другого органа. Решение должно заключаться в том, чтобы закрыть членский состав Совета Безопасности для принятия других государств. Этот пункт содержится в повестке дня Генеральной Ассамблеи на текущей сессии под председательством г-на ат Трейки. Членство через союзы и передача мандатов должны заменить другие предложения.

Мы должны сосредоточиться на цели достижения демократии, основанной на равноправии государств-членов. Должно существовать равноправие между государствами-членами, и полномочия и мандаты Совета Безопасности должны быть переданы Генеральной Ассамблее. Должно существовать членство организаций, а не государств. Увеличение числа государств-членов даст право на место всем странам в соответствии с духом преамбулы Устава.

Ни одна страна не могла бы отказать в предоставлении места в Совете Италии, например, если бы место было предоставлено Германии. В качестве аргумента Италия могла бы привести тот факт, что Германия была агрессивной страной и потерпела поражение во Второй мировой войне. Если бы мы предоставили место Индии, Пакистан также сказал бы, что он является ядерной страной и заслуживает места, а эти две страны находятся в состоянии войны. Создалась бы опасная ситуация. Если бы мы предоставили место Японии, то мы должны были бы предоставить место Индонезии, крупнейшей мусульманской стране в мире. Тогда Турция, Иран и Украина высказали бы такое же требование. Что мы могли бы сказать Аргентине или Бразилии? Ливия заслуживает места за свои усилия в интересах мировой безопасности после ликвидации своей программы в области оружия массового уничтожения. Тогда Южная Африка, Танзания и Украина могли бы потребовать того же самого. Все эти страны важны. Возможность членства в Совете Безопасности должна быть закрыта.

Этот подход является ложным, некой уловкой, которая была разоблачена. Если мы действительно хотим реформировать Организацию Объединенных Наций, увеличение числа сверхдержав не является способом решения. Решение заключается в поощрении демократии на уровне общего форума всего мира, Генеральной Ассамблеи, которой должны быть переданы полномочия Совета Безопасности. Совет Безопасности станет просто инструментом осуществления решений, принятых Генеральной Ассамблеей, которая будет своего рода парламентом, законодательной ассамблеей всего мира.

Эта Ассамблея является нашим демократическим форумом, и Совет Безопасности должен быть ей подотчетен; мы не должны мириться с нынешней ситуацией. Именно государства — члены Организации Объединенных Наций должны быть законодателями, а их резолюции — иметь обязательную силу. Считается, что Генеральная Ассамблея должна следовать рекомендациям Совета Безопасности. Напротив, Совет Безопасности должен действовать в соответствии с решениями Генеральной Ассамблеи. Именно Организация Объединенных Наций, Ассамблея, включает в себя 192 страны мира, в то время как в Совет Безопасности входят всего 15 государств-членов.

Как можно быть довольным ситуацией, касающейся глобального мира и безопасности, когда лишь пять стран осуществляют контроль над всем миром? Нас 192 нации и страны, и мы напоминаем «угол ораторов» в лондонском Гайд-парке. Мы только говорим, но никто не выполняет наши решения. Мы являемся лишь украшением, не имеющим никакого реального смысла. Мы — это «угол оратора», не больше и не меньше. Мы только выступаем с заявлениями, а потом исчезаем. В данный момент вы именно этим и являетесь.

Если Совет Безопасности станет лишь исполнительным органом, задачей которого является выполнение принимаемых Генеральной Ассамблеей резолюций, то не будет никакой конкуренции между государствами-членами. Если Совет Безопасности станет инструментом выполнения резолюций Генеральной Ассамблеи, то отпадет необходимость в какой-либо конкуренции. Совет Безопасности должен просто представлять все нации. В соответствии с предложением, представленным на рассмотрение Генеральной Ассамблеи, следует предоставить постоянные места в Совете Безопасности всем союзам и группам стран.

27 стран Европейского союза должны иметь одно постоянное место в Совете Безопасности. Страны Африканского союза должны иметь постоянное место в Совете Безопасности. Страны Латинской Америки и АСЕАН должны иметь постоянные места. Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки уже являются постоянными членами Совета Безопасности. Сообщество по вопросам развития стран юга Африки (САДК), когда оно окончательно сформируется, также должно иметь постоянное место. 22 страны Лиги арабских государств должны обладать постоянным местом. Пятьдесят семь стран Организации Исламская конференция должны получить постоянное место.

Сто восемнадцать стран Движения неприсоединения также должны иметь постоянное место в Совете.

Тогда у нас будет Группа ста; возможно, малые страны должны также иметь постоянное место. Странам, которые не входят в состав упомянутых мною выше союзов, следует, вероятно, предоставить в Совете Безопасности постоянное место, которое они будут занимать по принципу ротации каждые 12 или 6 месяцев. Я думаю также о таких странах, как Япония и Австралия, которые не относятся к таким организациям, как АСЕАН, или таких как Российская Федерация, которая не является членом Европейского или Латиноамериканского или Африканского союзов. Генеральная Ассамблея должна принять решение о таких странах, вынеся этот вопрос на голосование.

Это — жизненно важный вопрос. Как уже отмечалось, Генеральная Ассамблея — это конгресс и парламент мира, это — руководитель мира. Мы являемся нациями, и никто за пределами этой Генеральной Ассамблеи не будет признан. Председатель Ассамблеи г-н Али Абдель Салам ат-Трейки и Генеральный секретарь Пан Ги Мун подготовят юридический проект и учредят необходимые комитеты для вынесения этого предложения на голосование: тогда Совет Безопасности будет состоять из союзов наций.

Тем самым мы обеспечим справедливость и демократию, и тогда у нас не будет Совета Безопасности, состоящего из стран, выбранных туда в силу наличия у них ядерного оружия, развитой экономики или передовых технологий. Это — терроризм. Мы не можем допустить, чтобы Советом Безопасности руководили сверхдержавы; это уже само по себе является терроризмом.

Если мы хотим, чтобы мир был един и жил в условиях мира и безопасности, именно это мы и должны сделать. Если мы хотим жить в условиях войны, то это вам решать. В мире будут продолжаться конфликты и будет литься кровь до наступления Судного дня или конца света. Все члены Совета Безопасности должны обладать правом вето или же мы должны ликвидировать всю концепцию вето при новом составе Совете. Это будет реальный Совет Безопасности. Согласно этим новым предложениям, представленным Генеральной Ассамблее, он станет исполнительным советом, подотчетным Генеральной Ассамблее, которая будет обладать реальной властью и разрабатывать все правила.

Таким образом, все страны будут равноправными в Совете Безопасности такими же, какими они являются в Генеральной Ассамблее. В Генеральной Ассамблее мы все равны при проведении голосования. Точно так же должно быть и в Совете Безопасности. Одна страна обладает правом вето, другая страна его не имеет; одна страна имеет постоянное место, другая страна такого места не имеет. Мы не должны мириться с этим и не должны соглашаться с резолюциями, принимаемыми Советом Безопасности в его нынешнем составе. Мы жили под опекой; мы находились в условиях колонизации; но сейчас мы независимы. Мы находимся здесь сегодня, чтобы определять будущее мира демократическим путем, так, чтобы обеспечить мир и безопасность всех стран — больших и малых, — которые являются равноправными. А иначе, это — терроризм, поскольку терроризм — это не только «Аль-Каида», он может также принимать и другие формы.

Мы должны руководствоваться большинством голосов только Генеральной Ассамблеи. Если Генеральная Ассамблея принимает решение в ходе голосования, то в этом случае необходимо подчиняться ее постановлениям и обеспечивать выполнение ее решений. Никого нет выше Генеральной Ассамблеи; тот, кто заявляет, что он выше Ассамблеи, должен уйти из Организации Объединенных Наций и действовать в одиночку. Демократия не существует для богатых или для самых сильных или для тех, кто занимается террористической деятельностью. Все страны мира должны быть равными и рассматриваться как таковые.

В настоящее время Совет Безопасности представляет собой феодализм в области безопасности, политический феодализм для тех, кто имеет постоянные места, он отстаивается и используется ими против нас. Этот Совет должен называться не Советом Безопасности, а Советом террора. В нашей политической жизни, если им необходимо использовать Совет Безопасности против нас, то они обращаются к нему. Если у них нет необходимости использовать Совет Безопасности против нас, то они не обращают на него никакого внимания. Если они преследуют собственные узкие интересы или реализуют корыстные замыслы, то они соблюдают и прославляют Устав Организации Объединенных Наций; они прибегают к главе VII Устава и используют ее против бедных стран. Но если они хотят нарушить Устав, они игнорируют его, как будто он вообще не существует.

Если право вето, которым обладают постоянные члены Совета Безопасности, предоставляется тем, кто имеет власть, то это — несправедливость и это — терроризм, с которыми мы не должны мириться. Мы не должны жить в тени такой несправедливости и террора.
Сверхдержавы имеют трудно поддающиеся пониманию глобальные интересы и используют право вето для защиты этих интересов. Например, в Совете Безопасности они используют авторитет Организации Объединенных Наций для отстаивания своих интересов и для того, чтобы терроризировать и запугивать «третий мир», вынуждая его жить в постоянном страхе.

С начала своего создания в 1945 году Совет Безопасности был не в состоянии обеспечить безопасность. Вместо этого он обеспечивал террор и санкции. Он используется исключительно против нас; поэтому после нынешнего выступления по случаю 40-й годовщины мы больше не будем считать себя обязанными выполнять резолюции Совета Безопасности.

За это время произошло 65 войн — как между малыми странами, так и агрессивных войн, развязанных против нас сверхдержавами. Совет Безопасности, в явное нарушение Устава Организации Объединенных Наций, не принимал никаких мер к тому, чтобы прекратить эти войны или акты агрессии против малых стран и народов.
Генеральная Ассамблея собирается голосовать по целому ряду исторических предложений. Либо мы будем действовать заодно, либо в наших рядах произойдет раскол. Если бы у каждой страны была собственная версия Генеральной Ассамблеи, Совета Безопасности и других различных инструментов и каждая из них пользовалась бы равными правами, тогда тем державам, которые в настоящее время занимают постоянные места, пришлось бы задействовать свои собственные суверенные органы — будь то три или четыре из них, и использовать свои права против себя самих. Нас это нисколько не волнует.

Если они хотят сохранить за собой свои постоянные места, то мы ничего не имеет против: постоянные места нас больше не волнуют. Мы никогда не подчинимся их контролю или применению ими права вето, которым они наделены. Мы не настолько глупы, чтобы предоставлять сверхдержавам право вето для того, чтобы те обращались с нами как со второсортными гражданами или странами-изгоями. Не мы решали, что эти страны являются сверхдержавами и уважаемыми нациями, уполномоченными действовать от имени 192 стран.

Вы должны полностью понять, почему мы игнорируем резолюции Совета Безопасности — потому что эти резолюции используются исключительно против нас, а не против тех сверхдержав, которые имеют постоянные места и право вето. Эти державы никогда не используют резолюции против самих себя.

А вот против нас эти резолюции используются. Такое их использование превратило Организацию Объединенных Наций в карикатуру на саму себя и не раз приводило к войнам и нарушениям суверенитета независимых государств. Оно приводило к военным преступлениям и геноциду. Все это делалось в нарушение Устава Организации Объединенных Наций.

Поскольку ни одна из стран не обращает внимания на Совет Безопасности Организации Объединенных Наций, в каждой стране и обществе сформированы собственные советы безопасности, и нынешний Совет Безопасности оказался в изоляции.

В Африканском союзе уже создан собственный Совет мира и безопасности, в Европейском союзе есть свой совет безопасности и в азиатских странах имеются собственные советы безопасности. Вскоре и у Латинской Америки появится свой совет безопасности так же, как и у 120 неприсоединившихся стран.

Это означает, что мы уже утратили доверие к Совету Безопасности Организации Объединенных Наций, который не обеспечивает нам никакой безопасности, поэтому мы теперь и создаем новые, региональные советы безопасности.
Мы не обязаны подчиняться указаниям или резолюциям Совета Безопасности Организации Объединенных Наций в его нынешнем виде потому, что он недемократический, диктаторский и несправедливый. Никто не может заставить нас присоединиться к Совету Безопасности, подчиняться ему или выполнять его резолюции или распоряжения, отдаваемые Советом Безопасности в его нынешнем составе.

Кроме того, отсутствует уважение и к Организации Объединенных Наций, и к Генеральной Ассамблее, которая фактически и является Организацией Объединенных Наций, но ее резолюции не имеют обязательной силы. Решения Международного Суда — международного судебного органа — касаются только малых стран или государств «третьего мира». Могущественные же страны остаются вне поля зрения Суда. Когда же судебные решения против могущественных стран все же выносятся, они не выполняются.

Важным учреждением в системе Организации Объединенных Наций является Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Могущественные страны, однако, ему не подотчетны и не подпадают под его юрисдикцию. Мы обнаружили, что МАГАТЭ используется только против нас. Нам говорят, это международная организация, но, если это действительно так, тогда ее юрисдикция должна распространяться на все страны. Если же она не международная, тогда сразу после этого выступления мы должны отказаться от ее признания и распустить ее.
Г-ну ат-Трейки в его качестве Председателя Генеральной Ассамблеи следует связаться с Генеральным директором МАГАТЭ г-ном аль-Барадеи и задать ему вопрос, готов ли он проверить, как обеспечивается хранение ядерных материалов во всех странах на предмет обнаружения любого подозрительного увеличения их количества. Если он ответит на этот вопрос положительно, тогда мы признáем юрисдикцию Агентства. Но, если он скажет, что не может посетить некоторые страны, где имеются ядерные энергетические установки, и что не имеет над ними никакой юрисдикции, тогда мы должны будем закрыть это агентство и отказаться подчиняться его юрисдикции.

К вашему сведению, я звонил г ну аль Барадеи, когда у нас возникла проблема с ливийской ядерной бомбой. Я позвонил г-ну аль-Барадеи и спросил его, подлежат ли заключенные сверхдержавами соглашения о сокращении ядерных материалов контролю и проверке со стороны Агентства и известно ли ему о какой-либо активизации их ядерной деятельности. Он сказал мне, что не в состоянии запросить сверхдержавы о проведении проверки.

Так что же получается, что Агентство инспектирует только нас? Если это так, тогда оно не может считаться международной организацией, поскольку действует избирательно так же, как и Совет Безопасности и Международный Суд. Это несправедливо и противоречит духу Организации Объединенных Наций. Такая ситуация нас совершенно не устраивает.

Что касается Африки, г-н Председатель, то вне зависимости от того, будет ли реформирована Организация Объединенных Наций или нет, и даже до того, как состоится голосование по любым предложениям исторического характера, Африке должно быть предоставлено постоянное место в Совете Безопасности уже сейчас, не продлевая и без того затянувшиеся ожидания.
Оставив в стороне реформу Организации Объединенных Наций, мы можем с уверенностью заявить, что Африка была колонизирована, изолирована и подвергалась гонениям, а ее права узурпировались. С ее порабощенным населением обращались, как с животными, а ее территория была колонизирована и передана под опеку. Страны Африканского союза заслуживают постоянного места. Это долг за прошлое, который должен быть оплачен и который не имеет никакого отношения к реформе Организации Объединенных Наций. Речь идет о приоритетном вопросе, занимающем центральное место в повестке дня Генеральной Ассамблеи. Никто не может утверждать, что Африканский союз не заслуживает постоянного места.

Кто может оспорить это предложение? Я бросаю вызов любому, то сможет выдвинуть контраргументы. Где доказательства того, что Африканский союз, или африканский континент, не заслуживают постоянного места? Вряд ли найдется кто-то, кто мог бы опровергнуть эти доводы.

Другим вопросом, который должен быть вынесен на голосование Генеральной Ассамблеи, является выплата тем странам, которые были колонизированы, компенсации, чтобы не допустить в будущем колонизации целого континента, попрания прав его жителей и разграбления его богатств.

Почему африканцы устремляются в Европу? Почему азиаты устремляются в Европу? Почему латиноамериканцы устремляются в Европу? Потому, что Европа колонизировала эти народы и хищнически эксплуатировала материальные и людские ресурсы Африки, Азии и Латинской Америки — нефть, полезные ископаемые, уран, золото и бриллианты, фрукты, овощи, скот и людей — и присваивала их. Сейчас новые поколения азиатов, латиноамериканцев и африканцев требуют возвратить украденные богатства, имея на это полное право.

На ливийской границе я недавно остановил тысячу африканских мигрантов, направлявшихся в Европу. Я спросил их, зачем они туда едут. Они мне ответили, что хотят возвратить себе украденное у них богатство, что в противном случае не вернутся назад. Кто может вернуть отобранное у нас богатство? Если вы решите вернуть все это богатство, то больше не будет иммигрантов из Филиппин, Латинской Америки, Маврикия и Индии. Верните нам украденное у нас богатство! Африка заслуживает, чтобы ей выплатили 777 трлн. долл. США в качестве компенсации от стран, которые имели в Африке свои колонии. Африканцы будут требовать эту сумму, и если вы ее не выплатите им, то они направятся туда, куда вы забрали эти триллионы долларов. Они имеют на это право. Они должны идти по следу этих денег и вернуть их.

Почему ливийцы не иммигрируют в Италию, несмотря на то, что Ливия расположена так близко от нее? Италия должна была выплатить компенсацию ливийскому народу. Она признала это и подписала с Ливией соглашение, которое было принято как итальянским, так и ливийским парламентами. Италия признала, что колонизации Ливии была неправомерной и не должна больше повториться, и пообещала больше не нападать на ливийский народ сухопутным, воздушным или морским путем. Италия также согласилась выплачивать Ливии компенсацию в размере 250 млн. долл. США в год в течение 20 лет и построить больницу для ливийцев, получивших увечья в результате подрыва на минах, установленных на ливийской территории во время Второй мировой войны. Италия принесла свои извинения и пообещала, что никогда вновь не оккупирует территорию другой страны. Италии — стране, которая была королевством во время фашистского режима и которая внесла огромный вклад в развитие цивилизации, — необходимо воздать должное за этот поступок, равно как и премьер-министру Берлускони и его предшественнику за их вклад в урегулирование этой проблемы.

Почему страны третьего мира требуют выплаты компенсации? Чтобы больше не было колониализма, чтобы крупные и влиятельные страны больше не превращали в свои колонии другие страны, помня о том, что им придется выплачивать компенсацию. Колонизация должна быть наказуемой. Страны, которые причинили ущерб другим народам в колониальную эпоху, должны выплачивать компенсацию за нанесенный ущерб и причиненные страдания под их колониальным господством.
Есть еще один вопрос, который я хотел бы осветить. Но перед тем, как затронуть этот в некоторой степени деликатный вопрос, я хотел бы сделать небольшое отступление. Мы, африканцы, рады и гордимся тем, что сын Африки сейчас избран президентом Соединенных Штатов Америки. Это историческое событие. Сегодня в стране, в которой чернокожие в свое время не могли находиться в обществе белых в кафе или ресторане или сидеть рядом с ними в автобусе, американцы избрали своим президентом молодого чернокожего мужчину кенийского происхождения г-на Обаму. Это замечательное событие, и мы очень этим гордимся. Оно ознаменовывает начало перемен. Тем не менее, что касается лично меня, то избрание Обамы — это временное решение проблемы на последующие четыре или восемь лет. Я боюсь, что потом все может вернуться на круги своя. Никто не знает, кто будет руководить Америкой после Обамы.
Мы были бы рады, если бы Обама мог остаться президентом Соединенных Штатов навсегда. Его выступление свидетельствует о том, что он совсем не такой, как предыдущие президенты Америки. Предыдущие президенты Америки угрожали нам всеми видами оружия, заявляя, что направят на нас «Бурю в пустыне», «Гроздья гнева», «Раскаты грома» и «отравленные розы» для ливийских детей. Таким был их подход. Президенты Америки угрожали нам такими операциями, как «Раскаты грома», проведенной во Вьетнаме; «Буря в пустыне», проведенной в Ираке; «Мушкетер», проведенной в Египте в 1956 году, несмотря на то, что Америка была против ее проведения; и «отравленными розами», предназначенными для ливийских детей Рейганом. Вы можете себе такое представить? Резонно было ожидать, что президенты большой страны, имеющей постоянное место в Совете Безопасности и право вето, защитят нас и восстановят мир. А что мы получили вместо этого? Управляемые бомбы с лазерной системой наведения, сброшенные на нас с бомбардировщика F-111. У них был такой подход: мы будем править миром — нравится вам это или нет — и накажем любого, кто выступит против нас.

Заявление, с которым сегодня выступил наш сын Обама, совершенно иного характера. Он обратился с призывом к ядерному разоружению, что мы приветствуем. Он также отметил, что Америка не сможет в одиночку решить проблемы, которые стоят перед нами, и что весь мир должен объединиться для этого. Он сказал, что мы не должны ограничиваться тем, чем занимаемся сейчас, т.е. выступать с докладами. Мы с этим согласны и приветствуем это. Он также сказал, что мы собираемся в Организации Объединенных Наций для того, чтобы обсудить друг с другом спорные вопросы. Действительно, когда мы здесь собираемся, наше общение друг с другом должно строиться на равной основе. Он также сказал, что демократия не должна навязываться извне. До недавнего момента президенты Америки говорили, что демократия должна быть навязана Ираку и другим странам. Он же сказал, что это внутреннее дело каждой страны. Он был прав, говоря, что демократия не может быть навязана извне.

Так что мы должны проявлять осторожность. Прежде чем сделать эти политически деликатные замечания, я замечу, что в мире в целом существует весьма много полярностей. Послушайте: а надо ли нам, чтобы в мире было так много полярностей? Не можем ли мы сделать так, чтобы государства были равными? Давайте ответим на этот вопрос. Есть ли у кого-нибудь ответ на вопрос о том, лучше ли иметь мир с таким большим количеством полярностей? Почему у нас не может быть равноправия? Следует ли нам иметь патриархов? Следует ли нам иметь пап? Следует ли нам иметь богов?

Зачем нам мир, в котором так много полярностей? Мы отвергаем такой мир и призываем к миру, в котором большой и малый равны.

Profile

ledy_lisichka: (Default)
ledy_lisichka

January 2013

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 1011 12
13 14 15 16 17 1819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 04:24 am
Powered by Dreamwidth Studios